Философы » Информация » Моральная философия Фомы Аквинского.

Информация, Фома Аквинский / Моральная философия Фомы Аквинского.

Моральная философия Фомы Аквинского.



Здесь Аквинат обнаруживает психологическую проницательность, которая чудесным образом вписывается как в ортодоксальную религию, так и в его собственную (наряду с Аристотелем) философию. Описывать внутреннюю психологию нелегко языком той эпохи. А писать о психологии, которая одновременно опирается и на философию, и на теологию, – это очень сложный интеллектуальный трюк.
Здесь мы переходим к моральной философии Фомы Аквинского. Он снова берет на вооружение аристотелевский подход здравого смысла. Как Аристотель, так и Фома считали целью жизни счастье человека. Плыть по жизни под таким флагом означало тогда лавировать между рифами ереси и осуждения, хотя Аквинат обладал достаточным мастерством, чтобы на них не попасть. Целью моральной философии он считал поиск путей достижения счастья – для индивида, семьи, общества. Такое счастье достигается жизнью по "естественным законам", открываемым разумом. Этот естественный закон может быть отброшен, что делает поведение как аморальным, так и нерациональным. Как мы уже видели, неразумное поведение обычно является следствием глупости, при которой человек ошибочно принимает за благо нечто другое (например, убийство или жадность).
Аквинат определяет основные добродетели, которые способствуют достижению цели. Это благоразумие, справедливость, терпение и сила духа. Благоразумие является среди них главной. Для современного человека это понятие может показаться слишком неопределенным: сохранение рассудка в действиях. Латинское слово, которое использует для него Аквинат, – "prudentia". Оно более точно и обозначает мудрость, умение предвидеть и интеллектуальные навыки. И все же, в качестве руководящего принципа оно остается довольно нечетким. Фома, вероятно, имел в виду, что мы должны развивать в себе непосредственное восприятие, которое позволит самостоятельно увидеть хорошее. Сегодня мы живем во времена неопределенности, когда в этике существует множество лидеров; во времена Аквината лидер был всего один – церковь. Размытость понятия prudentia позволяет менять моральные ориентиры церкви.