Философы » Информация » Величайшие его идеи Ницше

Информация, Фридрих Вильгельм Ницше / Величайшие его идеи Ницше

Величайшие его идеи Ницше



Ницше философствовал разными способами. Самые величайшие его идеи посещали его во время прогулок в швейцарском пригороде. Несмотря на свое слабое здоровье, он часто требовал отпускать его на прогулку более чем на 3 часа (хотя это, скорее, было желание проявить волю к власти, чем ее действительное проявление). Утверждают даже, что афористичный стиль Ницше явился результатом его привычки на ходу бегло набрасывать свои мысли в записной книжке. Но какова бы ни была причина, эта привычка Ницше породила непревзойденный в философии ХIХ века стиль, хотя это было время великих стилистов. Но за исключением французского enfant terrible Рембо, никто из писателей не предчувствовал наступления грядущей лингвистической революции. В прозе Ницше слышится голос наступающего XX века: его язык – это язык будущего.

Но это было еще впереди. Когда Ницше писал "Человеческое, слишком человеческое", он был только на пути к созданию своего стиля. Однако эта работа содержит ряд изумительных психологических пассажей, например: "Фантазер отрицает реальность для самого себя, лгун – только для других", или: "Источник невоздержанности – не радость, а безрадостность", или: "Все поэты и писатели захвачены величайшим желанием создать нечто большее, чем они могут", и наконец: "Шутка – эпиграмма на смерть чувств". Поклонники Ницше возмутились, дескать, никакая это не философия, и они были правы – это была психология (хотя такого качества, что несколькими десятилетиями позже Фрейд отказался от чтения Ницше – из-за боязни обнаружить, что ему по этому предмету уже нечего будет сказать). Но синтез философии с психологией не способствовал созданию связной обширной работы. За этими психологическими пассажами не было того ряда основополагающих аргументов, которые могли бы способствовать созданию стройной философской системы. Иными словами, работа Ницше казалась несистематизированной (избавиться от этого несправедливого ярлыка ей так и не удалось). В силу своей афористичности мысль Ницше кажется бессистемной, но его идеи так же тесно связаны между собой, как любые другие, составляющие философское наследие прошлых эпох.

Хотя, безусловно, он был несистематичным в том смысле, что его философия обозначила собой конец всем системам. Или, по крайней мере, должна была обозначить, ведь всегда найдется кто-то, кто желает сделать нечто подобное. (Именно в это время в Британском музее трудился Карл Маркс.)